Как сделать продажу картонных карточек почти такой же выгодной, как продажу наркотиков?

Бытует мнение, что в цепочке стоимости наркотиков каждые руки, через которые они проходят, добавляют к их стоимости 300%. Однако есть способ продавать любой товар с не меньшей выгодой. Ярким примером этого является следующая история, с описанием которой я столкнулся лет 5 назад, но не сохранил его. Пару дней назад обнаружил вновь и спешу поделиться. История очень веселая и поучительная.


Все началось с появления вот такого объявления на Интернет-аукционе Ebay:


Продается: КОМПЛЕКТ КАРТОЧЕК «ПОКЕМОН», КОТОРЫЙ МОИ ДЕТИ ПОПЫТАЛИСЬ МНЕ ПОДСУНУТЬ


Цена:
50 центов


Пересылка: Бесплатная


Описание товара:


Я продаю комплект карточек «Покемон». Почему? Потому что мои дети подсунули их мне в тележку в супермаркете, и я таки их купила, не обнаружив, пока мы не приехали домой. Как же это я их не заметила в своей тележке, спросите вы? Сейчас объясню.

Вы ничего в жизни не испытали, если никогда не ходили покупать продукты питания, взяв с собой шестерых детей. Я бы предпочла переплыть Ла-Манш или участвовать в телешоу, где едят свиные мозги, или снова учить математику с четвертого класса, чем брать своих шестерых детей за покупками в супермаркет. Поскольку я всей душой ненавижу походы за продуктами, то имею обыкновение откладывать эти походы как можно дольше.


Однако наступает момент, когда вы заглядываете в холодильник и думаете «Гмм... что можно приготовить из кетчупа, итальянского соуса для салата, и половинки луковицы?» — и тогда вы решаете, что похода в супермаркет вам уже не избежать. Перед началом этой в высшей степени рискованной операции я собираю всех детей и читаю им «лекцию».

Содержание «лекции» примерно следующее:


МАМА: — Нам нужно съездить в супермаркет.


ДЕТИ: — Вяя, вяя, вяя....


МАМА: — Ну и что, мне тоже не хочется ехать, но в противном случае сегодня на ужин мы будем есть луково-кетчуповый суп и запивать итальянским соусом для салата.


ДЕТИ: — Вяя, вяя, вяя, вяя, вяя...


МАМА: — Так вот, правила следующие: ничего у меня не клянчить, не протыкать пакеты с мясом в мясном отделе, не проверять законы физики, пытаясь вытащить самую нижнюю консервную банку из пирамиды на прилавке, не играть в бейсбол апельсинами в овощном отделе, и самое главное, не пытаться (опять) оставить своего брата в магазине.


Ну вот, дети проинформированы. Пора ехать.


В магазине мы берем не одну, а две тележки. Я несу малыша в специальной наплечной сумке, двое маленьких сидят в тележках, одну толкаю я, а другую – мой старший сын. Моей старшей дочери не разрешается везти тележку. Никогда. Почему? Потому что, когда я разрешила ей толкать тележку прошлый раз, она столько раз врезалась ею мне в лодыжки, что, когда все продукты были куплены, мои ноги нуждались в ампутации. А это неприятно. Попробуйте-ка, например, побегать за двухлетним ребенком, не имея ног.


Вот какая-то женщина смотрит на наши две тележки и спрашивает меня:


— Это все ваши?


И я добродушно отвечаю:


— Ага!


— Батюшки, вот уж у вас забот полон рот!


— Да уж, хватает, но зато весело! — отвечаю я с улыбкой. Я все это уже слышала.


И вообще я это слышу каждый раз, когда иду куда-нибудь со всем своим потомством.


Мы начинаем с овощного отдела, где высятся художественно выстроенные пирамиды фруктов. Есть что-то неудержимо привлекательное в том яблоке в нижнем ряду пирамиды, отчего ребенок обязательно должен его потрогать. Этот фрукт притягивает ребенка, как лампа — ночного мотылька. Я поворачиваюсь на звук яблок, каскадом падающих с прилавка на пол. Как Индиана Джонс, там стоит мой сын, держа это притягательное сокровище, которое ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО надо было достать, глядя на меня с совершенно ошеломленным видом, как будто говоря: «Видела??? Вот это да! Вот уж никогда бы не подумал, что такое случится!»


Я направляю в адрес нарушителя яростный выдох и говорю:


— Разве я не сказала тебе перед выездом, что нельзя брать ничего из нижнего ряда пирамиды??


— Нет. Ты сказала, что нельзя брать консервные банки из нижнего ряда пирамиды. Про яблоки ты ничего не говорила.


Со сверхчеловеческим усилием я подавляю желание послать своего ребенка на Луну, а вместо этого стараюсь смотреть на вещи положительно — мой ребенок, оказывается, меня слушал и запомнил, что я сказала!!! Я делаю себе заметку, что при следующем чтении «лекции перед походом в супермаркет» надо говорить конкретнее.


Какой-то дедушка смотрит на нас и говорит:

— Это все ваши дети?


Думая о случае с яблоками, я отвечаю:


— Не-а. Они просто за мной увязались. Я их раньше в жизни никогда не видела.


Ну ладно, теперь — в отдел выпечки, где все так замечательно пахнет, и очень велико искушение наполнить тележку печеньем и на том закончить покупки. Будучи, как всегда, на диете, я тороплюсь пройти мимо этого разнообразия пирогов, тортов, хлебов и пирожных, от которых у моих детей текут слюнки. Тут начинается хор «А можно мы купим это?».


— А можно мы купим пышки?

— Нет.


— А можно мы купим пирожные?


— Нет.


— А можно мы купим кексы?


— Нет.


— А можно мы купим пирог?


— Нет.


Вы можете подумать, что после этого до них уже дойдет; но нет, это они только начинают. В пекарне дают бесплатно попробовать кексы, и, конечно же, каждый из моих детей берет по одному. Мой двухлетний малыш решает, что это ему не нравится, и тут же выплевывает мне в руку. (Так все мамы делают. Мы подставляем руку под рот наших детей, чтобы они туда выплевывали всякую всячину. Мы предпочитаем носить в горсти разжеванный кекс, чем дать ребенку выплюнуть его на пол. Я не знаю точно, отчего это происходит, но спросите у любой мамы, и она скажет вам то же самое.) Конечно же, урны для мусора нигде не наблюдается, так что я продолжаю покупки с одной свободной рукой, выискивая, куда бы выбросить отрыгнутую массу из горсти.


В мясном отделе мамаша с одним младенцем спрашивает меня:


— Ух ты! Все шесть ваши?


Я отвечаю ей:


— Да, но я подумываю продать парочку из них. (Пока все еще ищу урну для мусора.)


Ну вот, после мясного отдела внимание моих детей иссякло. Им уже надоели покупки, но мы еще и половины магазина не прошли. Примерно в это время они любят начинать гонки магазинных тележек. И кого же мне благодарить за обучение моих детей такому веселому времяпрепровождению? Моего седьмого «ребенка», также известного как мой муж. Пока я выбираю буханки хлеба, дети носятся по проходу за тележками, прилагая все усилия к тому, чтобы нас выгнали из магазина. Я прекращаю это безобразие как раз в тот момент, когда мой сын готов врезаться прямо в гигантскую картонную фигуру гнома, наполненную пакетами печенья.

Ага! Вот! Нашла маленькую урну около кофеварки в отделе, где продаются зерновые хлопья, и наконец-то выбросила кашеобразное содержимое из горсти. После полуторачасового стояния в отделе зерновых хлопьев, пока дети исследовали разные виды хлопьев, сравнивая содержание крема и дешевых пластиковых игрушек в каждой из коробок, я не выдержала и разрешила каждому купить по коробке. В любое время в нашем доме имеется двадцать открытых коробок зерновых хлопьев.

В это время мой малыш, как Гудини, пытается вызволить свое маленькое тело из ремней безопасности на тележке и встать во весь рост. Я удивляюсь, как этот ребенок дожил до двух лет и не сломал себе голову.


Между делом, стараясь вывалиться из тележки, он лижет ее металлические прутья...

— Скажи: «грипп»!


Покупка продуктов продолжается в том же духе. Я разнимаю дерущихся детей, затем наклоняюсь, чтобы поднять предметы, выброшенные малышом из тележки. Я отчаянно пытаюсь купить все, что написано в моем списке, не добавляя в тележки слишком много другого.


Каким-то чудом я умудряюсь закончить покупки меньше, чем за четыре часа, и направляюсь к кассе, где мои дети начинают хор «А можно мы купим конфет?». Какой злоумышленник решил, что надо выставить упаковки конфет рядом с кассой, как раз на уровне детских глаз? Это явно кто-то, кто никогда не ходил в магазины с детьми.

Разгружая тележки у кассы, я замечаю много лишних покупок, подсунутых детьми в тележку без моего ведома. Я вытаскиваю коробку печенья, пакет пирожных, мешок конфет и банку кошачьей еды (у нас и кошки-то нет!). И все же я почему-то не заметила коробку карточек «Покемон» и, сама не зная, ее купила. Когда я расплачиваюсь за покупки, кассирша смотрит на меня, замечает моих детей, и спрашивает:


— Они все ваши? Расстроенная, изможденная от такого похода, с тошнотой из-за написания чека на 289,53 долларов, с ужасом думая о необходимости принести все это домой и рассовать по местам, а также уставшая от этого вопроса, я смотрю на кассиршу и отвечаю самым саркастическим тоном:


Нет. Они не мои. Я просто хожу и собираю детей, чтобы пойти с ними за покупками в супермаркет, потому что так гораздо веселее.


Так вот, продается открытый (они открыли коробку по пути из магазина домой) пакет карточек «Покемон». Всего в нем 44 карточки. Они в отличном состоянии, поскольку я отняла их у деток, как только мы приехали домой из магазина. На многих из них написано «Энергия». Я пробовала носить их всюду с собой, но это не сработало. У меня нисколько не больше энергии, чем обычно. Одна карточка — блестящая. На многих из них нарисованы какие-то существа. Одного из них зовут «Пупитар». Хи-хи, Пупитар! (Кошмар, я начинаю заражаться чувством юмора своих детей!) Короче, я не вижу ничего особенного ни в одной из этих карточек, но я совсем и не эксперт по покемоновым карточкам. Я только знаю, что я не разрешу своим деткам оставить эти карточки у себя в качестве награды за хитрость.

Пересылка товара: БЕСПЛАТНО.


Страховка: на усмотрение покупателя, но как только я оставлю пакет на почте, я за него больше не отвечаю. К примеру, если мой сын решит вылить бутылку клея в конверт или моя дочь прольет на пакет стакан сока, это моя ответственность, и я возвращу вам ваши деньги. Но если я отнесу пакет на почту, и обиженный чем-нибудь почтальон его подожжет, или стая диких собак разорвет его, или сортировочная машина раскромсает его на кусочки, это меня не касается, так что, наверное, лучше добавить страховку. Я оставлю отзыв о вас на сайте, как только вы заплатите. С удовольствием дам скидку на доставку тем, кто купит несколько товаров сразу. У нас в доме никто не курит, нет животных и полно детей. Задавайте вопросы, если что неясно, перед тем как предлагать цену.


Приятной покупки!


*****
Если я правильно помню, то женщина продала эти карточки за 140-150 (!!!) долларов, за них был очень суровый торг чуть ли не полусотни человек. Хотя сами по себе карточки — лишь куски картона, которые стоят несколько центов.

Этот рассказ — отличный пример истории, которая помогает продавать. Да не просто продавать, а с огромной наценкой. 300 % доходности — это вам не шутки.

Женщина, конечно, обладает незаурядным чувством юмора, ее самоирония просто великолепна. Для всех нас это отличный пример того, как правильно написанный текст может мотивировать людей к покупке. Ведь эти 50 человек торговались не из-за того, что были фанатами покемонов, а потому, что прониклись этой историей.

В наших тренингах Навыки написания деловых писем и Влияние мы посвятили отдельные главы метафорам и рассказыванию историй. В будущем планируем сделать тренинг по написанию и рассказыванию метафор как одного из самых эффективных способов убеждения.

Фото:

Чтобы комментировать, заполните Имя и Фамилию в профиле