Нужен язык — отправляйтесь в командировку. Встреча с профессором Стивеном Харнадом — часть 2



19 сентября в Digital October состоялась лекция профессора Стивена Харнада (Stevan Harnad) в формате телемоста (ее можно посмотреть здесь). Это вторая часть моих впечатлений о лекции. Первую читайте здесь.

Лекция профессора Харнада о развитии познания в ходе истории навеяла мне размышления о развитии собственных познавательных возможностей в течение жизни. Наш мозг продолжает активно формироваться после рождения — и это отличает его от прочих органов. Более того, последние достижения в нейронауке свидетельствуют о том, что эти изменения активно продолжаются и во взрослом состоянии благодаря особому свойству нервной системы — ее пластичности. Нервные клетки, хоть и медленно, но все же способны восстанавливаться, а главное — связи между ними могут образовываться всю жизнь. Как оказалось, эта особенность, именуемая пластичностью нервной системы, лежит и в основе способности к восстановлению после различных травм, и в основе обучения. Когда мы учимся новому, новые ассоциации (то есть связи) образуются не только в нашем внутреннем психологическом опыте, но и в более буквальном, физическом смысле — между нейронами.

Есть одно важное положение — развивается только то, что тренируется. Именно поэтому, если у человека, допустим, после инсульта возникли проблемы с правой рукой, ему необходимо ее разрабатывать, тренировать, а не стараться научиться все делать левой рукой. В противном случае, она так и останется обездвиженной. Наш мозг — и наша психика — устроены так, что они начинают приспосабливаться, только когда нам это жизненно необходимо. Простой пример, наверняка многим знакомый, — это изучение иностранного языка. Вроде бы хорошо его знать, и с разных точек зрения полезно, но… А вот если нам через неделю предстоит выйти на долгожданную перспективную работу, где язык этот требуется, или если мы окажемся в командировке за рубежом — в любой ситуации, где нам язык действительно нужен (точнее, жизненно необходим) — выучить его гораздо легче. С этим фактом связано и то, что в основе любого дела лежит мотивация, без нее стойкого продвижения вперед просто невозможно.

Если говорить о развитии познавательных возможностей в чистом виде — в частности, внимания, памяти, мышления, то принято считать, что у человека здесь существуют физиологические пределы. Например, объем внимания и кратковременной памяти ограничен, как считается в психологии, количеством элементов — их в среднем может быть от 5 до 9. Если тренировать память, человек может только несколько улучшить свои показатели (например, с 6 до 7, а то и до 9). Однако человек — это существо не только биологическое, но и культурное. С развитием культуры человек научился преодолевать естественные ограничения, используя особые средства. Общеизвестно, что объем долговременной памяти — все, что мы помним о мире и о себе, — включает безгранично больше, чем 7+/-2 элемента. В качестве вспомогательного средства выступает, в первую очередь, язык, а также наша способность к обобщению и категоризации. Например, нам нужно запомнить группу разрозненных объектов. Если мы их объединим в группы по какому-нибудь признаку, то за счет группировки увеличим количество запоминаемых объектов, а за счет образования смысловых связей — само качество запоминания.

Другое вспомогательное средство, несомненно усиливающее познавательные способности (здесь мы согласимся со Стивеном Харнадом), — это, конечно, интернет. Его возможности еще не только не полностью используются, но и, по всей видимости, не до конца исследованы. Количество доступной информации почти безгранично — несмотря на то, что пока не все научные статьи находятся в открытом доступе. Более того, интернет предлагает не только информационные и коммуникационные ресурсы, но и ресурсы для образования и развития почти в любой сфере. Дело, как говорится, за малым — это использовать.

Чтобы комментировать, заполните Имя и Фамилию в профиле